В погоне за израильским/португальским паспортом

Новые качественные русские либералы едут к нам за пованивающим "фалафельным патриотизмом", но удобными сионистскими загранпаспортами, а их израильские собратья по духу – в Португалию за тамошними.


И если географически эти процессы диаметрально противоположны, то по сути они проистекают из одного источника – закомплексованной отреченности галутного еврея от своего национального "я", от своих традиции и национальной гордости. И новый поток "репатриантов" (не путать с приезжающими сюда действительно ради воссоединения со своей Страной) указывает на то, что Израиль зачастую является лишь удобным филиалом галута. Где сионизм не может помешать раствориться в вожделенном бульоне ассимиляции и избавиться от непонятных и ненужных национальных традиций-пережитков.


Но если понятно, почему галутные евреи видят в Израиле продолжение этого галута, то безродность родившихся здесь израильтян и вовсе удручает. Поэтому напомним всем будущим португальско-подданным немного истории их "новой страны". Тем более что сегодня как раз подходящая дата - 23 Тевета. #изгнание_евреев_из_португалии


В этот день 523 года назад многие десятки тысяч португальских евреев были насильно обращены в христианство. И подавляющее их большинство были бывшие испанские евреи. Изгнанные за 4 года до этого, в 1492-м. Более 120 тысяч испанских евреев нашли временное пристанище в Португалии, когда король Жуан II разрешил им приехать на 8 месяцев в свое королевство. Но беженцы не успели найти достаточно билетов на лоукостеры и покинуть Потугалию за столь короткий срок. А пока Жуана II сменил его кузен Мануэл I, который решил жениться на дочери испанской королевской четы, только что изгнавшей своих евреев. И будущие тесть и теща потребовали в качестве условия своего согласия на брак закончить очистку всего Иберийского полуострова от проклятых евреев.


И в декабре 1496-го Мануэл издает указ об изгнании евреев из Португалии. Всех - и своих, и испанских транзитников. Изгнание началось – как и спустя 5 с половиной веков с ликвидации еврейских гетто нацистами – с "акции детей". 2000 еврейских детей из семей, не уплативших налоги в королевскую казну, были схвачены и отправлены в колонии на островах С. Томе и Принсипе в Западной Африке. Через год из них выжило всего 600. Они пытались создать там еврейскую общину, но она не продержалась и ста лет. Успех первой акции вдохновил желавшего семейной жизни монарха, и следующими стали уже все еврейские дети от 3 до 14 лет, вырванные из семей и насильно крещёные. Одновременно синагоги и еврейские школы закрывались, свитки Торы и другие книги изымались и сжигались.


А затем король, очевидно, войдя в положение и оценив логистические трудности, заменил изгнание на насильственное обращение в христианство. Обманом. Евреев собрали на центральных площадях городов, пообещав организованно посадить на корабли. Но вместо этого площади были оцеплены, и евреев насильно крестили. Из любви к ближнему, типа.


Но новообращенные почему-то не возлюбили ближних своих. И пытались все время смыться из гостеприимного королевства. Пока Мануэл, потерявший пока свою жену (умершую при родах их первенца) не запретил в 1499 г. быв. евреям покидать Португалию. И поскольку как добрые христиане они должны были подчиняться законам короля, запрещавшим исповедовать любую религию, кроме христианства, то милосердная инквизиция не спускала с них глаз. И в течение первых лет более 10.000 евреев, сохранявших верность традициям, были разоблачены и сожжены живьем на "аутодафе".


И только в 1506 г. Мануэл дал возможность португальским "отказникам" выезжать на ПМЖ… Так возникли многие еврейские общины в Марокко, Франции, Голландии, Салониках, Турции, Бразилии и даже в Суринаме. А немногие опустили руки и смешались таки с местными христианами. И сегодня выдают паспорта выжившим, но также потерявшим национальную самоидентификацию бывшим соплеменникам, готовым на это унижение.


Мне не жалко, что им выдают этот бесполезный паспорт. Мне стыдно за то, что они унижают трагедию своих предков и их растоптанное достоинство. И унижают нас – тех, кому ценность национальной традиции близка, понятна и дорога.


А у любителей халявных паспортов - из любого галута - осталось от этих ценностей меньше, чем пыли в этой щели от сорванной пять веков назад мезузы в португальском городке Беламонте.

0 views0 comments