С кем консультировалась Фаина и кто дал ей “добро”?

Updated: Jul 17, 2021

В ходе дачи показаний в полиции Гершон Месика, в частности, рассказал, что в 2010 году он провел в Кнессете встречу с Киршенбаум. Говорили в ее кабинете с глазу на глаз. Месика рассказал, что "у КРС возникли трудности с ипотечными ссудами, которые были ей выданы, и разъяснил, что виною тому интифада. Если деньги не будут возвращены, Компания по развитию Самарии может закрыться. Я просил ее (Киршенбаум) помочь в списании машкант компании" (стр. 588).

Фотоиллюстрация: Error-420 Unsplash

Месика просил "как можно больше денег", потому что долг КРС исчисляется десятками миллионов шекелей (стр. 588).


"По его словам, после консультации с кем-то подсудимая пояснила, что сможет помочь КРС, но переведет только 3,5 миллиона шекелей”, - читаем в окончательном решении суда.


"Мы с ней вели переговоры, и после того, как она получила разрешение, она сказала: "Я могу 3,5". Она сказала, что прежде всего должна получить от кого-то разрешение, а потом повторила: "Мне разрешили 3,5 миллиона" (показания Месики, стр. 588).


Месика показал, что затем он договорился с Киршенбаум относительно механизма компенсации: в обмен на бюджетные ассигнования, которые будут использованы на списание долгов, НДИ получит от КРС услуг на сумму 1,5 миллиона шекелей.


В ответ на вопрос, на какие нужды будет использована "компенсация", Месика сказал, что "на нужды партии Наш дом Израиль", после чего, отвечая на следующий вопрос, подчеркнул, что не на нужды какой-либо общественной организации в Иудее и Самарии (показания Месики, стр. 593). Он также объяснил: механизм компенсации партии существенно отличается от механизма возврата части бюджетных ассигнований Амане. Последней КРС обычно передавала чеки на заранее оговоренную сумму (25% от переведенных КРС бюджетных ассигнований) в заранее установленный срок. Вернуть деньги партии можно в виде услуг, причем в любое время – КРС это больше устраивало (показания Месики, стр. 589).


Месика показал, что не помнит, кто предложил "вернуть" НДИ полтора миллиона – он или Киршенбаум (стр. 651).


По словам Месики, через несколько дней после встречи с Киршенбаум она сообщила ему, что разрешение на перевод КРС 3,5 миллиона получено. "Она сказала, что разрешение получено, то есть сделка уже в силе" (допрос Месики, стр. 591).


Месика показал, что договоренность была устной – никаких документов. На вопрос, мог ли он быть уверен, что средства из коалиционного бюджета НДИ действительно будут перечислены, он ответил: "Это вопрос доверия. /…/ Слово надо держать" (стр. 591).


Продолжение читайте здесь.


К началу публикации.

20 views0 comments