Шмарьягу Гутман, Эйн-Геди и Масада

Немного позитива. Глядя, как ЭТИ сдают страну и методично вываливают, как метко заметил Главный Необвиняемый по делу 242, ее ценности тачками в мусор – вспомним, как и кем создавался Израиль. В том числе русскоязычными сионистами. Благодаря которым у нас есть выход к Мертвому морю, Эйн-Геди и Масаде.

В эти дни месяца Адар 73 года назад – в последние недели войны за Независимость, весной 1949 г. - закончилась «Операция Ицув». Которой не должно было быть – но благодаря которой Израиль освободил и получил Эйн-Геди, Иудейскую пустыню и, главное, Масаду.


«Операция Ицув» стала частью операции «Увда» - по выходу к Красному морю. И является заслугой одного человека – Шмарьягу Гутмана.


Он родился в Глазго, в Шотландии – куда из России бежала семья его отца, сиониста-социалиста, члена движения Поалей-Цион. Через несколько лет семья приезжает в Эрец-Исраэль, родители скоро умирают с разницей в несколько лет – и Шмарьягу вырастает сам в кибуцника и активиста молодежного движения «ХаНоар Хаовед ВеХаломед».


В 1935 году его отправляют в Польшу вести работу движения «ХаХалуц», а с 1942 по 1945 г. он засылается в Ирак – для организации защиты местной общины и ее репатриации в Эрец-Исраэль. В 1945 г. он начинает службу в системе разведки Хаганы, а с началом Войны за Независимость (Войны за Освобождение) вступает в Пальмах и создает там «Махлака аравит» - первое подразделение «мистаарвим». Которое после создания ЦАХАЛа становится подразделением «ШМ-18» - для выполнения спецопераций военной разведки...


С началом наступления на Ум-Рашраш – будущий Эйлат – Гутман приходит к своему другу Игалю Алону с предложением освободить и присоединить к Израилю и Эйн-Геди, и Масаду. С прилегающими районами Иудейской пустыни. Это не входило в планы Алона – и тогда Гутман напоминает ему, что он сам учил офицеров Пальмаха «захватывать территории вокруг направления основного удара для предотвращения выхода противника в тыл наступающим войскам".


Используя этот предлог, Алон дает Гутману роту бригады Александрони, как раз занявшую позиции к югу от Хеврона. И Гутман, хорошо знающий окрестности Эйн-Геди и Массады, выдвигается к Сдому, на юг Мертвого моря.


Гутман не просто так «заботился» о Массаде. Он был человеком, «открывшим» и саму крепость, и ее трагическую историю для молодого поколения Ишува. Еще в 30-е году. Именно он превратил ее в символ, который мы знаем сегодня. И как археолог, и как педагог, работающий с молодежью. И, не побоимся этого слова, как настоящий патриот.


А как офицер спецназа, он организовал две баржи с завода по добыче калия в Сдоме для переброски бойцов Александрони к Эйн-Геди. А баржами командовал Шломо Эрэль. Выпускник морских курсов Бейтара в Италии и капитан британского флота, прославившийся тем, что во время войны – когда Шломо служил в транспортных конвоях на Атлантике – его судно было потоплено немецкой подлодкой, и он в течение 10 дней вел под парусом спасательную шлюпку с моряками к берегам Шотландии.


Ночью баржи вышли из Сдома. Операция едва не сорвалась из-за бюрократии – директор завода отказался вначале дать судам выйти, т.к. высота волн на море была 22 см, а по правилам судоходства разрешалось только при высоте волн до 20 см… Пока Гутман на повышенных тонах не объяснил чинуше всю историческую сущность момента…


Бойцы Александрони высадились на берег в полной тишине и захватили Эйн-Геди. Но оставалась еще Масада. На следующий день должен был появиться наблюдатель ООН для разметки линии прекращения огня и установки границы на начавшихся переговорах на Родосе. (Из-за них и была спешка - успеть захватить выход к Красному морю до утверждения границ.


И тогда Гутман командует бойцам собрать весь свой мусор в консервные банки и следовать за ним на север. Миновав Масаду слева, Гутман разбил «лагерь» и с помощью разбросанного мусора создал видимость долгого нахождения солдат в этом месте. Что и убедило наблюдателей – и граница была проведена так, что Масада оказалась в Израиле… А в это же время 7-я бригада Пальмаха выдвинулась в глубь Иудейской пустыни западнее Эйн-Геди и Масады – и так была определена граница Северного Негева. Которую сейчас стирает нынешний режим, сдавая позиции бедуинскому беспределу и самострою…


Нам придется снова заявлять наши права на нашу Страну, устанавливать суверенитет и границы – и создавать достаточно места в ней для будущих поколений. Как это делали Гутман, Эрэль и их бойцы тогда, в 1949-м.


#патриотизм

1 view0 comments

Recent Posts

See All