Яир, великий еврейский подпольщик

Были времена, когда "русская" алия не боролась исключительно за открытие некошерных магазинов в шабат и не воевала (непонятно, с кем) за сохранение себя в культурном гетто – суррогатной копии милого ее сердцу галута, а возрождала еврейский народ в его стране.


Одним из самых ярких вождей этого возрождения был Авраам Штерн (Яир) – убитый 25 Швата ровно 78 лет назад. Его знают как одного из командиров ЭЦЕЛя, а затем создателя и руководителя ЛЕХИ – Национальной Военной Организации. Не все знают, что он был выдающимся поэтом, писавшим и на русском, и на иврите. И если бы не подполье, он закончил бы докторат по филологии в университете Флоренции… #яир_авраам_штерн

Но главным вкладом Яира в нашу независимость был его новаторский подход к цели сионизма. Необычный даже для ревизионизма. Яир – светский человек – видел цель сионизма не просто в "решении еврейского вопроса" в галуте, а в первую очередь - в освобождении Эрец-Исраэль и в возрождении народа.


Создав ЛЕХИ, он сформулировал 18 принципов этого возрождения – правильно, по подобию молитвы "Шмонеэсрэ". Четвертый принцип назывался просто – "Цель" и состоял из трех этапов: #ЛЕХИ

а) Освобождение страны.

б) Возрождение государственности.

в) Возрождение нации: не может быть возрождения государственности без освобождения страны, как не может быть возрождения нации без возрождения государственности.

Он видел объектом возрождения не просто государство Израиль, а царство Израиля. Не монархию – а именно царство Духа. То, о чем говорил Жаботинский, – что каждый еврей должен ощущать себя Царским Сыном и хранить свое духовное благородство. 18-м пунктом было возрождение Третьего Храма – не только как религиозного центра, но в первую очередь как символа независимости и государственности.

Тем, кто видит все в черно-белом свете, было трудно понять аллегории Яира. Поэтому, отвечая на вопрос одного из своих бойцов, зачем надо строить Храм, он писал:

"Вопрос о Храме не только религиозный вопрос, и у человека, который не является "религиозным фанатиком", могут быть сантименты к Храму, который всегда был символом еврейской независимости. Рассмотрим два вопроса отдельно: вопрос религии и вопрос Храма. Сначала факты: еврейские войны и особенно освободительные войны всегда проходили под знаком религии. Война Хасмонеев, война зелотов ("Ревнители", сторонники бескомпромиссной борьбы с Римом - I в.), восстание Бар-Кохбы - все они начинались, когда нееврей осквернял святая святых нации. Это на Родине. А в галуте эта религия охраняла существование нации. Принадлежность к еврейской вере была подобна подданству государства. Тора была его конституцией, талит - знаменем, а молитвенник характеризовал образ жизни. И каждый, кто предавал это государство веры, оказывался вне нации. Он был виновником бед еврейского народа, отверженным и бойкотируемым, как прокаженный. Каждый вероотступник считался своей семьей мертвым при жизни. Благодаря этой религиозной приверженности возникло сионистское движение, а ныне - движение за освобождение. В жилах его людей течет та же кровь, что и встарь, кровь Маккавеев и зелотов, и они докажут это. Поэтому каждый еврей и в особенности каждый из наших людей должен уважать еврейскую религию и дорожить ею, даже если он не соблюдает все до мелочей".

После раскола ЭЦЕЛя в 1937 г. и возвращения части бойцов обратно в Хагану Штерн вместе с Давидом Разиэлем возглавляет ревизионистский ЭЦЕЛЬ. Находясь много времени в Польше, Яир был движущей силой создания там 40-тысячной еврейской армии для освобождения Эрец-Исраэль от британской оккупации и создания еврейского государства силой. Он начал запись добровольцев в эту армию, организовал закупки оружия (которое перебрасывалось и в Эрец-Исраэль) и ввел курсы командиров. А курсы подрывников, организованные Штерном для командиров ЭЦЕЛя и проведенные офицерами спецназа польской армии, сыграли решающую роль в партизанской войне с англичанами. #ЭЦЕЛ


Зимой 1942 г. английская полиция при помощи еврейских осведомителей выследила Яира на конспиративной квартире в районе Флорентин в Тель-Авиве. После ареста, когда других арестованных вывели, английский офицер сыска Мортон тремя выстрелами расстрелял Штерна, в наручниках остававшегося в квартире. Через несколько месяцев у его жены Рони родился сын, которого назвали Яир (на снимке: на кладбище Нахалат Ицхак в Тель-Авиве у могилы Авраама Штерна)…

Подполье продолжало борьбу до самой независимости. Многие из них остались "в строю" и потом – как, например, Ицхак Шамир, ставший начальником европейского отдела Моссада. Мне повезло познакомиться со многими бывшими бойцами ЛЕХИ, с некоторыми еще до моего приезда в Израиль. А приехав сюда, я часто бывал в музее Яира в том самом доме, где оборвалась его жизнь. "Леховцы", собираясь там, продолжали звать друг друга подпольными кличками, а их собрания напоминали совещания подполья – они сохраняли атмосферу борьбы. За национальное будущее. Особенно когда начался кошмар Осло - я помню блеск, появившийся в глазах старых бойцов. Эрец-Исраэль снова была в опасности…


Даже тогда, в 90-х, Яир был для них Командиром. Хотя немногие его знали и присоединились к ЛЕХИ после его гибели. Но его стихотворение "Живем в подполье" было про них, каждой строчкой.

Да будет благословенна его память и отомщена его кровь.

Живем в подполье, в тьме подвала В нем тусклой лампы свет - не впрок. И дождь врывается обвалом, Чтоб выбить почву из-под ног. Во тьме подпольной, в нашей вере, Нас ослепляет свет мечты: Нам лужа на полу - Кинерет, Свет лампы - солнце с высоты. Мы верим: день из тьмы восстав, Споет оружьем песню боя, Господь, поборемся с тобою, Мессию встретим, смерть поправ. И наша кровь прольется ранью, Вдоль улиц потечет огнем: И мозг наш, память и сознанье Как розы белые - на нем. Не спрошу - зачем, за что так Родина ко мне жестока: В кандалы в мгновенье ока Бросит, как раба, - У меня иной дороги Нет: лишь - битвы и остроги. Я - мятеж среди убогих, Мой удел - борьба. Подавляет враг нас силой, Мы мечом, борцы Мессии, Вызволим народ наш сирый Из галутских бед. Час настанет: вспыхнет пламя, Рухнут стены перед нами, Как орел, взметнется знамя Вольности - на свет. В нас - истории истоки. День придет, наступят сроки, Освятим удел высокий Кровью и огнем, И ступив на озаренный Пик мечты осуществленной, Царства нашего корону На штыках взметнем.

8 views0 comments